Художественная литература. Literature.


Отрывок из поэмы "Бахчисарайский фонтан" (А. С. Пушкин).

A fragment of poem "The Fountain of Bakhchisarai" by A. Pushkin.

Ru (source)

 

Что движет гордою душою?
Какою мыслью занят он?
На Русь ли вновь идет войною,
Несет ли Польше свой закон,
Горит ли местию кровавой,
Открыл ли в войске заговор,
Страшится ли народов гор,
Иль козней Генуи лукавой?

En (перевод)

 

What’s stirring soul of proud lord?

What’s his mind reflecting more?

Is going he to Rus with sword,

To Poland to impose his law,

Is bloody vengeance him so heating,

Has his warrior betrayed,

Are hillmen making him afraid,

Or is sly Genoa intriguing?



"Щелкни пальцем только раз" (Агата Кристи).

"By the pricking of my thumbs" by Agatha Christie.

En (source)

 

Rounding the big yew tree she came upon an elderly clergyman who was stooping over a row

of old tombstones near a wall behind the church. He straightened up and turned round as Tuppence approached.

'Good afternoon,' he said pleasantly.

'Good afternoon,' said Tuppence, and added,

'I've been looking at the church.'

'Ruined by Victorian renovation,' said the clergyman.

He had a pleasant voice and a nice smile.

He looked about seventy, but Tuppence presumed he was not quite as far advanced in age as that, though he was certainly rheumatic and rather unsteady on his legs.

'Too much money about in Victorian times,' he said sadly. 'Too many ironmasters. They were pious, but had, unfortunately, no sense of the artistic. No taste. Did you see the east window?'

he shuddered.

'Yes,' said Tuppence. 'Dreadful,' she said.

'I couldn't agree with you more. I'm the vicar,'

he added, rather unnecessarily.

'I thought you must be,' said Tuppence politely. 'Have you been here long?' she added.

'Ten years, my dear,' he said. 'It's a nice parish. Nice people, what there are of them. I've been very happy here. They don't like my sermons very much,' he added sadly. 'I do the best I can, but

of course I can't pretend to be really modern. Sit down,' he added hospitably, waving to a nearby tombstone.

Tuppence sat down gratefully and the vicar took

a seat on another one nearby.

'I can't stand very long,' he said, apologetically.

He added, 'Can I do anything for you or are you just passing by?''

Ru (перевод)

 

Обойдя громадный тис, она подошла к старому священнику, стоявшему у ограды перед вереницей старых могильных плит, что находились позади церкви. Он выпрямился и оглянулся, когда Таппенс приблизилась. 

«Добрый день», - сказал он доброжелательно. 

«Добрый день», - сказала Таппенс

и добавила, – «Я осматриваю церковь». 

«Разрушенную викторианскими новшествами», - произнес священник.

Он обладал приятным голосом и красивой улыбкой. На вид ему было лет семьдесят,

но Таппенс  сочла, что он не настолько

старо выглядит, хотя, несомненно, страдал ревматизмом и не очень крепко стоял

на ногах. 

«Слишком много стало богатства во времена королевы Виктории», - сказал он с грустью. – «Слишком много фабрикантов. Они были почтенными людьми, но, к сожалению,

без чувства стиля. Никакого вкуса. Видели вы восточный предел?», - содрогнулся он. 

«Да», - ответила Таппенс. – «Это ужасно». 

«Теперь я не могу с вами согласиться», - вставил он, что было уже излишним. 

«Я думаю, вы должны…», - заговорила Таппенс. – «Как долго вы здесь живете?», - добавила она.

«Десять лет, дорогая моя», - отозвался он. – «Это хороший приход. Люди хорошие, такие хорошие, какие только могут быть.

Я счастлив здесь. Они не очень любят мои проповеди», - добавил он грустно, – «Я делаю все, что могу, но я, конечно, не могу притвориться современным человеком. Присядьте», - добавил он радушно, кивнув на ближнюю могильную плиту. 

Таппенс учтиво села, и викарий присел

на другую плиту, что находилась рядом. 

«Я не могу очень долго стоять», - сказал

он извинительным тоном.  

 «Могу я быть вам чем-нибудь полезен,

или вы просто проходили мимо?»

- добавил он.